?

Log in

Thu, Nov. 26th, 2009, 12:45 pm
femila: Сын Альбера Камю выступил против перезахоронения праха отца

Бытие-в-смерти
Николя Саркози решил позаботиться о посмертной судьбе Альбера Камю. Он предложил перенести останки флагмана экзистенциализма в парижский Пантеон, уравняв его в посмертной славе с Вольтером, Гюго и Золя. Разгорелся скандал: против предложения президента Франции выступили родственники Камю, а "левые" интеллектуалы обвинили Саркози в попытке заработать популярность на имени автора "Чумы" и "Постороннего".
Прах Альбера Камю покоится на кладбище маленького городка Лурмарен на юге Франции - там в 1958 году писатель купил дом, и там он завещал себя похоронить. В январе 2010 года со дня гибели Камю - он разбился в автокатастрофе - исполняется 50 лет. С круглой датой и связано предложение Николя Саркози перенести останки писателя в Пантеон.

В бывшей церкви святой Женевьевы выдающихся сынов отечества стали хоронить во времена Великой французской революции. С середины XIX века останки в Пантеон переносят все реже, а отбор становится все строже; все меньше в Пантеоне хоронят ушедших современников, и все больше – тех, чей статус не подлежит пересмотру. Это, конечно, прежде всего касается писателей-классиков. Так, за годы президентства Жака Ширака в Пантеоне перезахоронили останки только двух человек, и именно литераторов: Александра Дюма-отца и Андре Мальро.

Литературная "канонизация" Мальро Шираком, несомненно, была примером для Саркози. Имя Камю в списке после Мальро выглядит столь же закономерным, как переход от литературы "потерянного поколения" к экзистенциализму. Влияние старшего писателя на младшего несомненно; Камю даже занимался переложением прозы Мальро для театра. И если власти заговорили о переносе праха Камю в Пантеон спустя полвека после его гибели, то Мальро был захоронен в мавзолее уже через 20 лет после смерти.

Стоит, однако, принимать во внимание и разницу между двумя французскими классиками. Мальро после войны бросил литературу и посвятил себя общественной деятельности: стал идеологом партии "Объединение в поддержку республики", а затем и министром культуры в правительстве де Голля. Камю же никогда не был ни государственным мужем, ни даже столь яростным борцом-политиком, как другие экзистенциалисты. Именно это различие в гражданских позициях писателей и сыграло роль в вопросе о пантеонизации автора "Чумы".

О намерении Николя Саркози отметить заслуги Камю перед Францией журналисты узнали в 10-х числах ноября. Сам французский президент свои планы практически не комментировал, заявив лишь, что такое признание заслуг Камю кажется ему уместным и что сам он поддерживает эту идею всем сердцем. При этом Саркози отметил, что вопрос обсуждается с наследниками Камю, без разрешения которых никакие шаги предприняты быть не могут. По данным Le Monde, представитель главы государства дважды встречался с сыном писателя, сначала 12 ноября, а затем 20-го, когда возможность переноса останков уже вовсю обсуждали в прессе. Если учесть, что Жан Камю ясно высказался против пантеонизации отца, то можно сделать вывод, что Саркози упорствует, причем не просто так.

С журналистами сын писателя не разговаривал, однако знакомые Жана Камю привели в пользу его решения два простых довода. Во-первых, намерение президента входит в противоречие с последней волей его отца, которых хотел быть похороненным в Лурмарене. Во-вторых, наследник не хочет, чтобы имя Камю служило государству. Точка.

Менее категоричной оказалась сестра-близнец Жана Камю, Катрин. Она, как и брат, подчеркнула, что их отец не любил награды и избегал государственных почестей, будучи "клаустрофобом". Тем не менее, Катрин отметила, что, конечно, такой высокой оценки писатель полностью заслужил и что для кого-то перенос его останков в Пантеон был бы важен как факт окончательного признания Камю.

Многие противники пантеонизации писателя говорят, что это противоречит его жизненной позиции. С этим легко согласиться, если вспомнить героев Камю: Мерсо, "постороннего" пустым социальным условностям, и доктора Бернара Рие из "Чумы", борца-философа, которому чужды показной героизм и патетика. Однако помимо таких "внутренних" объяснений есть и внешние, политические, которые исходят не столько из жизни и творчества Камю, сколько из интересов Николя Саркози.

Эти доводы чрезвычайно просты. Президент республики в последнее время теряет популярность, и его предложение многие восприняли как попытку поднять себе рейтинг. Четко это сформулировал Оливье Тодд, биограф писателя: "Альбер Камю не нуждается в Саркози. Наоборот, это Саркози хочет позаимствовать у Камю его интеллектуальный блеск". Противники главы государства видят в его действиях особый цинизм: "правый" политик с авторитаристскими замашками посягает на славу харизматичного философа-одиночки, гуманиста, одного из символов интеллектуальной Франции. "Саркози - друг Буша, Каддафи, Путина и Берлускони, - негодует французский академик Жан-Ив Герен. - Его политика противоположна всем ценностям, которые отстаивал Камю". Вспомнили и о взаимоотношениях нынешней французской власти с писательским сообществом, а именно о негласном запрете на критику президента для лауреатов Гонкуровской премии. И хотя Жан Камю подробно не аргументировал свое решение в СМИ, многие считают, что он руководствовался теми же соображениями.

Любопытно, что сам Саркози, которого интеллектуалы так охотно противопоставляют писателю-экзистенциалисту, скорее склонен проводить параллель между своей и его судьбой. Камю родился в Алжире и не был чистокровным французом (его мать была испанкой); Саркози родился в семье венгерского эмигранта и француженки еврейского происхождения. Французский президент однажды сказал, что благодаря Камю испытывает чувство ностальгии, приезжая в Алжир, хотя биографически его ничего не связывает с североафриканским государством. Попытку ввести Камю в Пантеон и приравнять его таким образом к Гюго и Вольтеру многие рассматривают в контексте общественной дискуссии о национальной идентичности, которую инициировал Саркози.

Пока Жан Камю упорствует и останки его отца лежат нетронутыми на кладбище в Лурмарене, президента Пятой Республики можно считать проигравшим в этой истории. Французские "левые" интеллектуалы выступили против Саркози единым фронтом и не дали "отнять" у себя писателя. При этом скандал, разумеется, никак не сказался на репутации Камю, самой харизматической личности французской литературы XX века. Он стал властителем дум и воплощением совести Европы при жизни, и за пять десятилетий после смерти не потерял этого статуса. В последние годы, отмечают французские журналисты, популярность второго главного экзистенциалиста Европы, Жан-Поля Сартра, неуклонно снижается, а автор "Чумы", фигура куда менее противоречивая, остается в зените славы. Можно предположить, что идея романтического бунта против смерти вновь оказалась важна для читающей публики. Битва Камю против окружающего абсурда не прекращается; писатель держит удар.

Взято с http://lenta.ru/articles/2009/11/25/camus/

Tue, May. 26th, 2009, 11:29 pm
avi_aic: На краю

Последние произведения, написанные перед смертью, особенные - у Кафки  "Америка",  у Камю "Первый  Человек".  обращение к детству, загадке новой жизни, ее динамики. Легкое предчувствие, ожидание будующего

Thu, Jan. 29th, 2009, 01:44 am
crazybatat: Об искусстве и его симулякрах в свободной форме.


Идеи имеют свойство материализовываться.
Так и проект, создаваемый n-ым количеством энтузиастов, наконец-таки приобретает очертания.
Пока в виде ЖЖ-сообщества </a></b></a>polymaths
Сообщество будет являться площадкой, где люди, желающие высказаться о каких-либо аспектах культуры, будут иметь такую возможность.

Пока же - первый блин:

"Морфий" и "Стиляги" как квинтессенция кинематографических пороков.
</a></b></a>semargl_bird
</a></b></a>crazybatat

Как давным-давно прозорливо заметил один мудрец, «важнейшим из искусств для нас является кино». Было бы абсолютным безумием спорить с этим утверждением в наши дни, когда время, которое тратит среднестатистический гражданин на просмотр фильмов, превышает на порядок время, проводимое с книгой. Именно поэтому каждая тонко чувствующая натура, уверенная в своей принадлежности к интеллектуальной элите этой вселенной, обязана быть в курсе основных тенденций упомянутого искусства. А не то, выйдя однажды за хлебом, можно обнаружить, что улица говорит на языке, которого вы не совершенно не понимаете. Кроме того, современная индустрия масс-культуры может (теоретически) по ошибке произвести что-нибудь действительно интересное.
Но на выходе из кинотеатра, после сеанса ознакомления с современной российской продукцией, как правило, возникает логичный вопрос: искусством какого уровня является кино сейчас, на рубеже 2008\2009 годов? Искусством уровня фильма «Андрей Рублев» Тарковского или искусством уровня «Адмирала» или «Все умрут, а я останусь»? (Сейчас не будем задаваться теоретическим вопросом, являются ли перечисленные картины искусством, т.е. удовлетворяют ли они чью-то потребность в прекрасном. Это отдельная тема. Просто предположим, что удовлетворяют, пока не доказано обратное.) Пожалуй, в контексте современного постмодернистского дискурса, последние «шедевры» современного российского кинематографа не просто имеют право на существование, но и являются эталонными. И, в принципе, что наша мода – постмодерн, как утверждают «культовые» писатели, музыканты, режиссеры последних лет.
Ушедший год принёс немало ставших уже «культовыми» фильмов. Некоторые критики-оптимисты на этом основании уже говорят о возрождении отечественного киноискусства или даже начале Нового Кино Новой России. Среди этих фильмов элитарный «Морфий», патриотичный «Адмирал», рок-н-рольно-правдивые «Стиляги» - картины, явно желающие оставить свой след в истории и потому очень хорошо раскрывающие траекторию, по которой кинематограф, возрождённый или зародившийся, движется.
"Морфий" и "Стиляги" как квинтессенция кинематографических пороков.

Tue, Jan. 27th, 2009, 09:13 pm
furajya: Объявление

Уважаемые участники сообщества, постарайтесь не использовать это самое сообщество в каких-либо политических и других, не имеющих отношения к искусству, целях. Сообщение пользователя russkiyholod и сам пользователь были удалены. Данное пространство стоит использовать для выкладывания материалов или обсуждений творчества Альбера Камю, приветствуются так же разговоры на темы, имеющие прямое отношение к искусству. Но никакой агрессии или политических агитаций не допускается.

Fri, Mar. 28th, 2008, 09:35 pm
oskar_rimanetz: истоки Души-

ДЖЕМИЛА,ТИПАСА.....-

Sun, Feb. 17th, 2008, 03:48 pm
dm_kalashnikov: Красота - это вечность, длящаяся мгновение

День добрый, уважаемые любители творчества Альбера Камю!

У меня такой вот вопрос: как правильно звучит оригинал его слов:
Красота - это вечность, длящаяся мгновение.

Т.е. нужна точная цитата. Заранее благодарен Вам!

Fri, Jan. 11th, 2008, 05:16 pm
se_boy: "Посторонний" Альбера Камю. О двух переводах

Вашему вниманию предлагается статья, посвященная сравнению двух переводов "Постороннего" Альбера Камю.

Первая часть
Вторая часть

Sat, Nov. 24th, 2007, 11:18 pm
artkos: "Первый человек"

За прошедшее столетие сюда приехали несметные толпы людей, они пахали, прокладывали борозды, местами все более и более глубокие, а где-то постепенно исчезавшие под наносами, пока не изглаживались совсем, и тогда землю вновь захватывала дикая растительность, — эти люди оставляли потомство и исчезали. То же происходило и с их сыновьями. Их дети и внуки оказались в этой стране, как и он сам, без прошлого, без морали, без наставников, без религии, но счастливые оттого, что они такие, какие есть, и живут в этом царстве света, трепеща перед тьмой и смертью. Все эти поколения, все эти люди из разных краев, соединенные под великолепным африканским небом, в котором уже наметились сумерки, исчезли без следа, не открыв себя никому. Их окутало великое забвение, его источала сама эта земля, оно опускалось с небес вместе с темнотой над возвращавшимися в деревню тремя путниками, подавленными приближением ночи: грудь им теснила тревога, какую извечно вселяют в жителей Африки короткие сумерки, когда ночь стремительно опускается на море, на вздыбленные горы и высокие плато, — та же священная тревога, что некогда в Дельфах заставляла людей воздвигать храмы и алтари. Но в Африке уже давно нет храмов, есть лишь эта нестерпимая и сладостная тяжесть на сердце...

Самолет уже снижался, приближаясь к столице. Жак думал о маленьком кладбище в Сен-Бриё [Франция], где солдатские могилы сохранились лучше, чем в Мондови. Средиземное море было для меня границей между двумя мирами: в одном на строго отмеренных участках земли сохранялись имена и воспоминания, в другом — песчаный ветер заметал человеческие следы на огромных пространствах. Он пытался избежать безымянности, нищеты, упрямого невежества, не в силах был жить по законам этого слепого терпения, без слов, без планов на будущее, когда мысли не идут дальше сиюминутной нужды. Он колесил по свету, строил, создавал, дотла сжигал души, жизнь его была заполнена до предела. Но где-то в глубине своего существа он теперь знал, что Сен-Бриё и все, что он воплощает, – для него чужое и всегда было чужим, и он думал о только что виденных замшелых могилах, внутренне соглашаясь, не без какой-то странной радости, чтобы смерть вернула его на подлинную родину и покрыла великим забвением память о чудовищном и заурядном человеке, который вырос и созрел без всякой помощи и поддержки, в бедности, на счастливых берегах, в сиянии первых рассветов вселенной, чтобы затем в одиночку, без памяти и без веры, вступить в мир людей своего времени и в его ужасную и захватывающую историю.


Read more...Collapse )

Sat, Sep. 22nd, 2007, 12:16 pm
divine_1987: Видео с Камю



Если у кого-нибудь еще есть ссылки на аудио или видео с записью интервью А. Камю, поделитесь пожалуйста! Буду очень благодарна!

Sat, Sep. 8th, 2007, 11:22 pm
sparrow_grass: (no subject)

Как думаете, почему в "Первом человеке" Альбер Камю в пометках всё время называет Жака (взрослого) чудовищем? Что это за чудовище такое?

skipped back 10